Перейти к основному содержанию

Анализ курсовой политики Нацбанка в 2019 году. Блок 3. Влияние ревальвации на реальный сектор

Импорт, увы, наступает

Украина второй квартал кряду занимает лидерские позиции в Восточной Европе по приросту реального ВВП. 4,6% во втором квартале и 4,1% — в третьем позволили нам закрепиться в твёрдой тройке локальных «тигров». Кроме того, стремительный рост Украины наблюдается как на фоне замедления темпов роста наших основных торговых партнёров, так и достаточно пессимистичных прогнозов годичной давности, построенных на корреляции с мировыми ценами на сырьевые товары.

Так, в январе 2019-го Национальный банк прогнозировал рецессию с плавным замедлением темпов роста реального ВВП с 3,3% по итогам 2018-го до 2,3% в четвёртом квартале 2019-го. Международный валютный фонд — замедление темпов реального роста в прошлом году на 0,8% — всего до 2,7%. Но по факту 2019-й Украина закончила с приростом реального ВВП в 3,6–3,8%. Такие оптимистичные результаты уже заставили МВФ, ЕБРР и других наших кредиторов улучшить ожидания в 2020–2021 годах.

"

В то же время качественная структура прироста реального ВВП в 2019 году существенно ухудшилась. И при развороте курсовой политики к стимулирующей девальвации факторы, обеспечившие нам прирост во втором-четвёртом кварталах, могут, наоборот, «потянуть вниз» средние значения роста.

Какие отрасли обеспечили рост реального ВВП во втором и третьем кварталах 2019 года?

Если разобрать 4,6% прироста во втором квартале по отраслям, то можно увидеть, что основными локомотивами роста украинской экономики выступили торговля (14,6%), детенизация / чистые налоги (13,6%), финансовый сектор (12,6%) и строительство (11,8%). Принимая во внимание, что львиная доля налогов, уплачиваемых в Украине, — косвенные (НДС, акцизы, таможенный сбор) и уплачиваются конечным потребителем, можно констатировать, что более трети прироста реального ВВП пришлось на торговлю. Аналогичная структура роста, с поправкой на эффект нового рекорда урожая, характерна и для третьего квартала (4,1% прироста).

"

При этом позитивная динамика торговли (и реального ВВП) обеспечена увеличением потребления именно импортных товаров и услуг, плавно вытесняющих с украинского рынка отечественных производителей. В частности, уже пострадали: машиностроение, пищевая и текстильная промышленность и сельское хозяйство. Но добавочная стоимость, генерируемая более чем 1,2 млн работников сферы торговли, в краткосрочном периоде позволяет перекрывать отрицательное влияние расширения импорта на агрегированный показатель прироста ВВП.

"

К сравнению, в 2018 году основной прирост реального ВВП приходился на сельское хозяйство, банковский сектор, строительство и оборонный сектор. А удельный вес торговли составлял всего 4,9%.

"

Закономерно, к четвёртому кварталу 2019 года негативные тенденции в реальном секторе стали более ощутимы, а темпы прироста ВВП замедлились до 1,5%.

В Национальном банке, который допустил такие резкие колебания курса и подпал под соответственную критику лидеров реального сектора, корректно акцентируют на том, что наиболее уязвимой в 2019 году подотраслью промышленности была именно металлургия, упавшая на фоне негативной мировой конъюнктуры. Также в регуляторе ссылаются на негативное влияние торговых войн между США, Китаем и ЕС на украинскую промышленность, тёплую зиму — программируемый спад в производстве электро- / теплоэнергии и позитивное влияние удешевления импортных составляющих в том же экспорте.

"
Источник: Министерство экономики, Обзор экономической активности 2019

Действительно, 2019 год оказался как для украинских, так и европейских металлургов крайне сложным. Начавшийся в четвёртом квартале 2018-го, спад котировок металлов на мировом рынке (-17% в 2019-м) и рост цен на ключевое сырьё — руду — не мог не ударить по металлургам.

Индекс металлургии в Украине и мировые цены стали (2011–2019), % г/г

"
Источник: Национальный банк, Инфляционный отчёт, январь 2020 года

Однако при спаде промышленности в зоне ЕС по состоянию на декабрь 2019 года всего на 4,1%, украинская промышленность «просела» на 7,7%.

"
Источник: ДССУ, Eurostat

Так, в четвёртом квартале 2019 года отрицательную динамику показали все виды промышленности, за исключением химической отрасли. В том числе виды деятельности с традиционно высокими уровнями передела и добавочной стоимости: фармацевтика (-2,1%), пищевая и текстильная промышленность (-3,8% и -8,7%), машиностроение (-11%).

"
Источник: ДССУ

Что касается химической промышленности, то её активный рост (+15,4% г/г в четвёртом квартале 2019-го) обусловлен высокой зависимостью от стоимости природного газа. Снижение среднегодовой стоимости газа на европейском рынке в 2019-м на 37% в комбинации с эффектом ревальвации гривни позволило сократить издержки почти на 50%. Однако восстановление химической промышленности сдерживается, и в перспективе этот фактор только усилится снижением спроса на химические удобрения со стороны аграриев.

Так, из-за неопределённости относительного будущего земельной реформы и окончательных характеристик рынка земли, программ правительственной поддержки — аграрии временно концентрируются на вопросах сохранения своих земельных банков. Значительный удар по сельскому хозяйству пришёлся и со стороны курсовой политики. Из-за чего по итогам года индекс сельскохозяйственного производства замедлился до 1,1% (против 8,1% прироста в 2018-м), в разрезе четвёртого квартала сельское хозяйство показало спад в 9,8% (против 6% прироста за аналогичный период 2018-го).

"
Источник: Министерство экономики, Обзор экономической активности 2019

Суммарно рецессия в промышленности отразилась в замедлении прогнозируемых темпов прироста реального ВВП в четвёртом квартале до 1,5%. По данным Министерства экономики, сводный индекс производства реального сектора в 2019 году замедлился до 1,6% (против в среднем 3,6% прироста за 2016–2018 годы). Итоговая оценка роста реального ВВП Украины в 2019 году снижена Национальным банком и Министерством экономики с 3,5% (в октябре) до 3,2%.

Важно отметить, что негативные последствия ревальвации, вызванной внешними и неустойчивыми факторами притока валюты, в полной мере могут проявиться только ко второму кварталу 2020 года. Так, если Национальный банк не изменит политику интервенций и не вернёт курс в коридор хотя бы 25,5–26,5 грн/долл., многие как ориентированные на экспорт предприятия, так и внутренние операторы не смогут продолжить покрывать убытки за счёт внутренних резервов и будут вынуждены начинать сокращать персонал.

Фактически убытки от штрафных санкций при срыве поставок и нежелание увольнять набранный персонал (нести в перспективе дополнительные административные расходы на формирование новых коллективов) заставили многие предприятия закрыть производственные циклы, не сокращая оборотов. Но 9–12 месяцев — это традиционный лаг в реальном секторе, после которого менеджмент будет принимать новый производственный план, при новых вводных. Поэтому, чтобы не допустить дальнейшего сокращения и углубления рецессии, у Национального банка всё ещё есть запас времени для плавного «разворота» гривни и подачи сигнала о предполагаемом курсовом коридоре на 2020–2021 годы.

Детальнее о недостаточности текущих антикризисных мер Национального банка и Правительства — в предыдущей записке Ukraine Economic Outlook.

Вклад в ВВП по основным категориям, %

"
Источник: Министерство экономики, Обзор экономической активности 2019

В частности, ответной реакцией на начавшуюся рецессию в промышленности, Министерство экономики уже предложило расширить секторальные программы производства, финансовой поддержки и инвестиций в транспортную инфраструктуру на сумму в 20 млрд грн. Конечно, такого свободного ресурса в бюджете – нет, поэтому у программы крайне низкие шансы на реализацию.

Но сама инициатива – подчеркивает системообразующую роль промышленности и сельского хозяйства в украинской экономике. Так, несмотря на удельный вес промышленности в 21% и сельского хозяйства в 11% - рабочие места и внутренний спрос, генерируемый ими по принципу “перевернутой пирамиды” (или мультипликатора расходов) - создает спрос и рабочие места на остальные 68% ВВП. В частности, для ряда других под-отраслей услуг: финансового сектора, IT-отрасли, торговли, транспорта – промышленность и аграрный сектор выступают ключевыми потребителями. Поэтому, наблюдаемые признаки рецессии в сельском хозяйстве и промышленности, вопреки бытующему мнению, не могут не отобразиться и на остальных отраслях экономики.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!