Перейти к основному содержанию

На нуле и в минус. Почему нефть пробила дно

Кушинг вещает, аналитики объясняют
Источник

Из всех беспрецедентных колебаний на финансовых рынках с момента возникновения пандемии коронавируса ни одно не было настолько потрясающим. Все запомнят лишь крах ключевого сегмента: торговли нефтью.

Цена фьючерсов на западно-техасскую нефть, срок действия которых истекал во вторник, резко ушла в отрицательные числа — сразу -37,63 доллара за баррель. Продавцы фактически платили покупателям за то, что те брали их товар с рук. Причина проста: из-за пандемии, приводящей экономику в тупик, на рынке стало слишком много нефти.

И теперь американским энергетическим компаниям не хватает места для её хранения. А уж если у вас нет места, чтобы придержать такие ресурсы, никто не захочет брать контракт на сырую нефть.

«Майский контракт на сырую нефть исчезает не со слезами, а с настоящим криком», — считает американский экономист Даниэль Ергин, ранее получавший Пулитцеровскую премию.

Следует подчеркнуть, насколько остро стоит вопрос о нехватке хранилищ. Стоимость фьючерсных контрактов, которые намечались месяцем позже, составляла 20,43 доллара за баррель. Именно этот разрыв между двумя контрактами оказался наибольшим за всю историю.

«Мало что сможет помешать рынку продолжить острый спад в ближайшей перспективе, — добавляет Майкл Тран, управляющий директор по глобальной энергетической стратегии в RBC Capital Markets. — Нефтеперерабатывающие заводы отказываются от лишних баррелей, и делают это историческим шагом. А с учётом того, что хранилища в США заполнены до краёв, рынок будет страдать до тех пор, пока мы не достигнем дна. Или пока влияние COVID не исчезнет. В зависимости от того, что наступит раньше, но пока что похоже на первое».

С начала года цены на нефть резко упали на фоне двух факторов: пагубного воздействия коронавируса и нарушенных договорённостей ОПЕК+. Пока что конца-края не видно, поскольку производители продолжают качать нефть по всему миру. Это вызывает горячие распродажи среди трейдеров, у которых нет хранилищ (или доступа к ним).

Этот экстремальный шаг показал, насколько избыточным и перенасыщенным стал рынок нефти США. Промышленная и экономическая активность фактически прекратилась, ведь правительства во всём мире прекращают работу — всё падает из-за быстрого распространения коронавируса. Беспрецедентная сделка ОПЕК и её союзников, заключённая неделю назад, слишком опоздала. И для того, чтобы повлиять на падение глобального спроса на треть, её не хватило.

Читайте также:

Признаки слабости присутствуют везде. На прошлой неделе техасские покупатели предлагали всего 2 доллара за баррель для нефтяных поставок. В Азии банкиры неохотно дают товарным трейдерам кредиты «на выживание», поскольку всё больше опасаются катастрофического дефолта.

В Нью-Йорке майские поставки WTI (марка нефти West Texas Intermediate. — Прим. ред.) упали до -40,32 доллара за баррель. По данным Федерального резервного банка, сейчас показатель опустился ниже минимального уровня, зафиксированного в ежемесячных диаграммах продолжительности с 1946 года. А котировки Brent снизились на 8,9%, упав до отметки 25,57 доллара за баррель.

С последних чисел февраля изменились запасы сырой нефти в Кушинге — ключевом хранилище США и пункте поставки WTI. Они подскочили на 48%, почти до 55 миллионов баррелей. По официальным данным, 30 сентября прошлого года доступная ёмкость составляла всего 76 миллионов баррелей. Но, несмотря на шаткое положение общих цен, розничные инвесторы продолжают вкладывать деньги в нефтяные фьючерсы. В пятницу Нефтяной фонд США получил рекордные 552 миллиона долларов, общий приток на прошлой неделе составил 1,6 миллиарда долларов.

Само собой, падение цен сказывается на нефтяной промышленности. На прошлой неделе исследователи месторождений закрыли 13% американских буровых установок. Не радуют и прогнозы Пола Хорснелла, главы отдела сбыта в Standard Chartered. Он считает, что сокращение добычи в США набирает обороты — но недостаточно быстро, чтобы избежать максимального заполнения хранилищ.

Не слишком радужные прогнозы озвучил и президент Strategic Energy & Economic Research Inc. Майкл Линч. Он считает, что люди слишком обеспокоены состоянием складских запасов. «В обозримом будущем будет сложно исправить ситуацию. На рынке окажется много проблемного товара. Люди предпринимают попытки избавиться от нефти — только покупателей нет».

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...