Перейти к основному содержанию

Проект закона о референдуме от Зеленского – зрада или работа над ошибками Януковича?

Как говорил классик, «хоть посмеемся»

Когда в перечне тем появился проект закона о всеукраинском референдуме со словами «Об изменении территории Украины», у меня пригорело. Ведь первая ассоциация с этим словосочетанием у украинца уже последние лет шесть – Крым. И попытки России легализовать аннексию полуострова. А еще обсуждение вопросов «изменения территории» стало сплошным «харам» среди тех украинцев, которые честно называют действия РФ аннексией, гибридной войной и вторжением в Украину.

Но в данном случае, «горим» мы только от того, что забыли выучить Конституцию Украины. Которая чуть более, чем полностью повторяет переданный в законопроекте Зеленского перечень.

С нее и начнем

Нормы про 3 млн подписей для инициации референдума, 2/3 регионов с подписями не менее 100 тыс в каждой области – и сейчас есть в Конституции Украины (раздел 3, статья 72). Там же рассказано, что и президент, и Верховная Рада, могут инициировать проведение таких референдумов. А в поданном сегодня законопроекте просто уточняется круг их полномочий.

Там же есть статья с пророческим номером 73, которую стоит привести дословно и полностью: «Исключительно всеукраинским референдумом решаются вопросы об изменении территории Украины». Ничего не напоминает? С этой статьей мы живем уже давно. И ничего из-за нее не отвалилось.

В принципе, третий раздел Конституции «Выборы, Референдум», не особо поражает размером, и потому на скрине выше он представлен полностью. Статья 74 также вошла в новый законопроект полностью. Хотя в большинстве новостей кусок про «и амнистию» выпал, что зародило мысли, что вопрос про наказание боевиков на Донбассе планируют выносить на референдум.

В завершение этой части небольшой coup de grâce из колонки эксперта по конституционному праву с сайта «Слово и Дело»: законопроект писали довольно долго. Как минимум, с 2015 года. И что было добавлено на начальной стадии, а что уже при Зеленском, одним разработчикам известно. Возможно, позднее мы увидим и более точный разбор хронологии и внесенных изменений. Но это не точно.

И разрабатывать его начали после того, как стало ясно – закон от 2012 года сильно смахивает на написанный лично проффесором, а потому быть конституционным не может. Что и подтвердил в 2018 году Конституционный суд Украины.

Но без подвоха не обошлось

Все, ушат с холодной водой реальности опустошен, можно дальше искать зраду... то есть, подвох. Например, можно возмутиться, что законопроект предусматривает – только один вопрос на один референдум. Так, что заставлять заучивать избирателя очередное «да-да-нет-да» не придется – и нашли решение попроще. Кстати, в упомянутой выше колонке сообщалось, что сначала планировали оставить ограничение в три вопроса. Но, видимо, это было слишком сложно.

Но есть в законопроекте и более глобальные проблемы. На которое обращают внимание даже в сопроводительной записке к нему. Хотя и называют по-другому – «Ключевой новацией законопроекта». Речь идет про «определение возможности введения электронных процедур при организации и проведения всеукраинского референдума, в том числе электронных голосований». Ведь одним из требований к легализации решения такого референдума является участие в нем не менее 50% всех избирателей. А как показывают выборы последних лет, для определения судьбы страны/города/села современный обыватель свое седалище от кресла не оторвет. Так что галочку со списком ему нужно принести на экран личного девайса.

Поэтому в ОПУ указывают: «Самое сложное здесь – технически обеспечить защиту персональных данных избирателей и уберечь системы для электронных голосований от несанкционированных вмешательств. Поэтому в законопроекте предусмотрено, что вопросы электронных процедур в процессе всеукраинского референдума будут осуществляться в порядке, определенном законом».

Кто, под какие требования и на какую сумму из госбюджета будет разрабатывать эту систему – пока не известно. Но есть опыт приложения «Дія», которое в чем-то похоже на Зеленского. Многие его ругают, но многие и пользуются – просто потому, что это удобно. И является ли решение о переходе на электронные подписи, референдумы и т.д., сознательным (или нет) отказом от безопасности своих личных данных – скорее, вопрос софистики, чем планов. Переход к голосованиям по интернету будет в любом случае. Как это реализовать максимально безопасно, а не быстро – это уже тема для специалистов. Так что не будем ругать воплощение того, чего еще нет в детальных планах, это занятие пустое.

Читайте также:

Просто в XXI веке вбрасывать бюллетени будут не братки от местного бонзы, зашедшие вечером на избирательный участок, как это было в девяностых. И не члены комиссий, как это происходит в РФ и было в 2014 году на «псевдореферендуме» в будущем ОРДЛО. После распространения электронного голосования этот процесс тоже прогрессирует – до хакеров.

Так что же с территориальными вопросами?

Этому посвящена отдельная статья проекта закона. «Всеукраинский референдум относительно изменения территории Украины – это форма принятия гражданами Украины, имеющими право голоса, решения об утверждении принятого Верховной Радой Украины закона о ратификации международного договора об изменении территории Украины». То есть, сначала мы увидим жаркие баталии в ВР, а потом уже вопрос вынесут на референдум.

Каких же изменений ожидать? Решение по референдуму может намечаться лишь на основе международного договора, сказано в законопроекте (в Конституции такого не было, кстати). Дальше идут личные домыслы автора с небольшими вкраплениями новостей и логики:

Вариант первый. Лежащий на поверхности вопрос с Крымом, с очень большой степенью вероятности, будет успешно оспорен в Конституционном суде, как посягательство на территориальную целостность Украины. Разве что попробуют через «многоходовочку»: сделать из АРК просто Республику Крым в составе Украины, постараться пропихнуть через ее решение выход в независимое государство, которое позже решит присоединиться к РФ. Но это слишком очевидно. И даже за «совершенно случайно» запущенным в то же время процессом (например, выплаты репараций за Донбасс со стороны РФ и возвратом контроля над границей) вряд ли проканает в суде. Если он будет проходить не в голове, напевающей мантру «нужно просто перестать стрелять».

Вариант второй – «вы ведь хотите в НАТО»? Претензии на социо-культурное влияние на украинские территории есть не только с юго-востока. В Одесской области пока еще есть Болградский район, ситуация в котором «очень беспокоит» Болгарию. Настолько, что она даже просит, чтобы децентрализация обошла его стороной.

Есть Венгрия, которая сильно озаботилась Закарпатьем и блокирует работу комиссии по линии Украина-НАТО. И новости о том, что на прошлой неделе к Сийярто срочно ездил Кулеба. А в планах по децентрализации Закарпатья появился удобный район. И венгры прямо говорят, что хотят отдельный «венгерской» административной единицы в Украине.

И вот такие вопросы о создании отдельных районов с региональными особенностями преподавания, требования к знанию языков, наличию паспортов других государств у госслужащих теоретически могут стать предметами «торга» по пути к НАТО и ЕС. Особенно, если в принимаемых меморандумах будет отдельно прописано, что эта автономность не дает регионам право вето на общенациональном уровне, а также налагает какие-то обязанности на соседние государства. И представляться такие дилеммы будут в стиле – «хотите ли вы продолжить вступление в НАТО, если для этого нужно разрешить паре сотен тысяч украинцев говорить только на венгерском».

Есть и третий вариант. Если нам попытаются впихнуть неподконтрольные территории ОРДЛО н выгодных для РФ условиях – с правом вето и т.д. Он чуть более вероятен, чем вариант №1. На этом домыслы автора закончились.

Вместо концовки...

...или почему Зеленский – не Капитан Очевидность, а Капитан Бумеранг.

Зеленского часто обвиняют в попытках «слить» Украину – то есть пойти на непоправимые уступки, чтобы прекратить активные боевые действия. Но, в конкретно этом кейсе с подачей законопроекта о всенародном референдуме, я бы не стал ставить такое клеймо. Как видно из нашей новости про внесение этого законопроекта в ВР, он с марта проходил общественное обсуждение, а впервые был обнародован еще в декабре.

И в данном случае, мы не увидели за медийной фигурой Зеленского работы команды, которая разрабатывала этот законопроект. В этой «слепоте» посильную помощь оказали и в ОПУ, подав неотложный законопроект в ВР без какого-либо медийного освещения. Так что первую реакцию на этот законопроект можно охарактеризовать фразой годичной давности от части избирателей Зеленского «Хоть посмеемся», которая вернулся нам бумерангом по затылку.

И немного эзотерики из мира комиксов (какая реальность – таки и параллели). Капитан Бумеранг – один из суперзлодеев, враг Флэша, участник Отряда Самоубийц (где помог откинуть коньки двум членам этого же Отряда). После Флэшпоинта (перезагрузка мультивселенной комиксов DC), превратился просто в участника Отряда Самоубийц, попутно являющегося тайным агентом Аманды Уоллер (Госдеп США).

А теперь наложите на эти события предположения годичной давности о том, что если Зеленский досидит свой срок, то превратится во второго Порошенко. Хейтеры Порошенко, например, давно не битый Шуфрич, стали говорить об этом еще летом 2019 года.

Просто для такого превращения нужно очень много энергии (как Флэшу для создания другой вселенной). Только, в реальности – это наша с вами энергия. Митинги и требования, перемежающиеся с попытками диалога, уже привели к тому, что у нас не «Консультативный совет» представляет Донбасс, а Казанский с Гармашем. И это только пример последних пары месяцев.

Рекомендуемые публикации

Счастливый человек — это тот, кто не сожалеет о прошлом. Справедливость этого неоднократно виденного «ВКонтакте» статуса в последнее время словно взялась подтверждать сама жизнь.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...