Перейти к основному содержанию

Польза от ООН в Ливии. Как крушились планы

Источник

Роль грамотного посредника часто рассматривают как один из основных инструментов заключения мирных соглашений. Она актуальна как для прекращения внутренних конфликтов, так и международных.

После свержения ливийского диктатора Муаммара Каддафи в 2011 году началось восстание — и новый конфликт бросил вызов сразу нескольким посредническим инициативам. Всё это повлияло на самих ливийцев, а заодно соседей Ливии и даже страны Европы.

Например, в 2015 году в марокканском Схирате было заключено Ливийское политическое соглашение (LPA). Под эгидой ООН его скрепили подписями влиятельные ливийские политики, которые располагали международной поддержкой. Документ был направлен на преодоление политического раскола, возникшего после Второй гражданской войны в 2014 году.

Но в целом LPA назвали неудачным, причём вскоре после его подписания. Соглашение частично не соответствовало условиям распределения власти между конфликтующими сторонами. Процесс при содействии ООН привёл лишь к признанию политиков западных регионов в качестве единственного законного правительства.

Но была и другая, более важная проблема. Предполагаемое правительство, признанное международными партнёрами, установило власть лишь над западом страны и Триполи. Тем временем продолжался политический и институциональный раскол в стране — напряжение между Восточной и Западной Ливией возрастало.

Несмотря на все свои недостатки, роль посредника всё равно доминирует на протяжении всего мирного процесса. Подход ООН являет основу для разработки политического решения. Так появляется простой вопрос: по силам ли ООН увеличить свою эффективность в Ливии?

После восстания 2011 года казалось, что страна быстро оправилась. Она тут же перешла к проведению первых общенациональных выборов с момента обретения независимости (1951 год). Процесс был охарактеризован позитивно, поскольку привёл к относительному спокойствию. Также был создан Всеобщий национальный конгресс (ВНК): его наполнили исламистские и революционные политические коалиции, которым так и не удалось взять страну под контроль.

Но вскоре самой большой проблемой переходного периода стали ополченцы в разных концах страны. Тогда международное сообщество отреагировало на кризис дипломатическом вмешательством. Миссия ООН по поддержке Ливии (МООНПЛ) появилась в сентябре 2011 года и стала главным действующим лицом.

Целью миссии было поддержать местные власти, пока страна переходит к полноценному демократическому управлению. МООНПЛ стремилась сделать это несколькими способами:

  • поддерживая выборы;
  • объединяя раскалывающуюся страну;
  • со временем — поддерживая местное посредничество ливийцев.

Увы, некоторые цели стали лишь источником разногласий — например, приоритетность выборов в пику реформированию сектора безопасности. Если наибольшим достижением было проведение выборов уже в 2012 году, то величайшим провалом — полное отсутствие какого-либо прогресса в оборонной сфере. К слову, после очередных выборов окрепла нестабильность — и как раз из-за отсутствия полноценного сектора безопасности.

Альтернативой МООНПЛ были миротворческие силы. Однако организация не могла включить миротворческий компонент в свою миссию. Это случилось, поскольку ливийские революционеры желали избавиться от режима Каддафи — но при этом обеспечить отсутствие международных военных сил. Так что, помимо консультаций и рекомендаций, ООН не могла выполнять основную задачу — демобилизацию и разоружение повстанцев.

ООН оставалась в авангарде политических переговоров по Ливии. Но и сама пострадала от разработки мирных процессов — ведь в то же время региональные и международные участники конфликта продолжали тянуть одеяло в разные стороны.

Например, ООН сыграла значительную роль в создании и официальном одобрении Правительства национального согласия (ПНС) в 2015 году. Оно получило поддержку как политический орган, объединяющий страну и ликвидирующий политический раскол. Однако правительство распоряжалось из Триполи лишь частями Западной Ливии — и во главе с временным премьер-министром.

Вооружённые силы, находящиеся под контролем ПНС, до сих пор включают в себя остатки официальных Вооружённых сил Ливии и местных вооружённых формирований. Также правительство получает военную помощь Турции, Италии и Катара. Неофициально — помогают и Германия с Алжиром.

А на востоке Ливии сосредоточилась Ливийская национальная армия (ЛНА). Она расположилась в Бенгази и действует под руководством бывшего генерала, в 1969 году помогавшего Каддафи захватывать власть. Пока что Халифа Хафтар начал военную кампанию, стремясь захватить восточную часть страны — но его поход не увенчался успехом. Помешало сопротивление правительства и его внешних союзников.

Хафтар также заручился поддержкой других стран. Ему помогают Россия, Франция, ОАЭ и Египет. Сообщается, что арабы даже предоставили генералу дроны, пока Россия ограничивается отправкой наёмников. Ущерб заметен — в январе 2020 года генеральские войска остановили государственную добычу и экспорт нефти. По оценкам экспертов, это стоило Ливии более 4 миллиардов долларов.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.